Interfax.ru
Новости РЕГ.РУ
Новости сервиса РЕГ.РУ
  • Мощные тарифы хостинга — выгодное решение для онлайн-бизнеса!
    Выбирайте оптимальные инструменты для своего онлайн-бизнеса. Таким решением для интернет-магазинов, сайтов компаний и других высоконагруженных ресурсов являются Мощные тарифы хостинга от REG.RU. Они поддерживают работу с таким популярными CMS, как WordPress, «1C-Битрикс», Joomla! и оснащены быстрыми твердотельными накопителями, благодаря которым можно разместить до 70 сайтов.

    Главное преимущество тарифов категории «+Мощность» в том, что вы получаете большие мощности и возможности без необходимости переходить на VPS и тратить время и ресурсы на его администрирование.

    В подарок вы получите:
    — до 4 доменов в зонах .РФ и .RU;
    — SSL-сертификат на 1 год от GlobalSign;
    — антивирусную проверку;
    — защиту от DDoS-атак.

    До 20 апреля 2020 года подключить любой тариф категории «+Мощность» можно со скидкой 15% по промокоду BE-ONLINE. Развивайте свой бизнес онлайн с надёжным хостингом от REG.RU!

    Выбрать тариф хостинга
  • REG.Медитация с успокаивающими аффирмациями для айтишников
    REG.RU запустил веб-сервис для IT-специалистов, интернет-предпринимателей и пользователей, где можно отвлечься от стресса и медиашума, успокоиться и настроиться на позитивный лад с помощью расслабляющих аффирмаций. Ресурс доступен по адресу reg.ru/calm.

    Аффирмация — термин из психосоматики. Это короткая фраза, которая при многократном повторении закрепляет определённую установку в подсознании человека, способствуя улучшению психоэмоционального фона и стимулируя положительные перемены в жизни.

    Основной посыл «REG.Медитация» — забота о спокойствии и душевном равновесии пользователей, избавление от стресса.

    На странице сервиса доступно пять аффирмаций в видеоформате для разработчиков, домейнеров, владельцев онлайн-бизнеса, удалёнщиков и для всех интернет-пользователей. Текст аффирмаций разработан совместно с ведущими специалистами по психосоматике. Участники тестовой группы, прослушавшие аффирмации, отметили, что сразу же почувствовали эффект — спокойствие и концентрацию.

    «Нынешняя обстановка у многих вызывает тревожные и негативные эмоции. Именно поэтому мы решили, что сейчас пользователям как никогда нужно научиться расслабляться, изолировать себя от медиашума, быть в гармонии с собой, окружающим миром и концентрироваться на важном. REG.RU, несмотря ни на какие изменения, продолжает работу и всегда готов поддержать пользователей как морально, так и предоставляя надёжные и актуальные сервисы», — отмечает генеральный директор REG.RU Алексей Королюк.

    Послушать и успокоиться
  • Подключите ЭДО и получайте документы онлайн!
    Подключите ЭДО, и мы будем отправлять вам оригиналы документов в кратчайшие сроки, в режиме онлайн. Так вы получите их вовремя, не выходя из дома. Соглашение на обмен документами через ЭДО уже включено в договор, поэтому оформление дополнительного соглашения не требуется.

    У электронного документооборота есть важные и очень актуальные преимущества:
    — Подключение к системам ЭДО и получение документов от REG.RU — абсолютно бесплатно!
    — Обмен документами происходит за считанные секунды.
    — Экономия времени, необходимого для проверки и согласования документов: мы гарантированно предоставляем оригиналы закрывающих документов до 15 числа.
    — Не требуется вести бумажный архив: все документы хранятся в электронном виде и не теряются.
    — Документ с отметкой «Подписано ЭП» можно распечатать в любой момент.
    — Согласно законодательству РФ, такие документы полностью заменяют бумажные оригиналы с синей печатью, имеют аналогичную юридическую силу и могут быть предоставлены в налоговую инспекцию.

    После перехода на взаимодействие через ЭДО мы больше не будем отправлять вам бухгалтерские документы в бумажном виде.

    Для вашего удобства у нас есть подробная инструкция по быстрому подключению электронного документооборота. Воспользуйтесь ею и переходите в онлайн!

    Прочитать инструкцию
  • Свидетельство и сертификат о регистрации домена доступны в Личном кабинете
    Мы добавили возможность скачать сертификат и свидетельство о регистрации доменного в имени прямо из вашего Личного кабинета REG.RU. Теперь вы можете в один клик получить нужный вам документ в формате .PDF и распечатать его, чтобы использовать на физическом носителе. Максимально быстро, без необходимости ждать доставки или обращаться в офис.

    Свидетельство о регистрации домена подтверждает ваше право на администрирование доменного имени, включает основную информацию о нём и обладает юридической силой.

    Сертификат о регистрации доменного имени удостоверяет регистрацию доменного имени и содержит три поля: имя домена, дату регистрации, данные об администраторе (владельце) домена. Он особенно актуален, если вы регистрируете веб-адрес в подарок.

    Скачать в .PDF
  • Делитесь полезным контентом с доменом .BLOG за 599 рублей!
    Акция на домены .BLOG продлена до 30 июня 2020 года. Зарегистрируйте адрес в этой зоне по сниженной цене в 599 рублей! Предложение действует для всех клиентов REG.RU на первый год регистрации и не распространяется на домены категории «Премиум».

    В зоне .BLOG будут отлично смотреться блоги абсолютно разных направлений. Благодаря короткому и понятному названию зоны вы можете получить запоминающийся веб-адрес для своего сайта: выберите в качестве доменного имени свою фамилию, ник или тему, который посвящён ваш блог.

    Делитесь интересным контентом и привлекайте новых читателей, подписчиков или зрителей на свой сайт в зоне .BLOG!

    Выбрать домен

  • Мы с вами! 1 месяц хостинга бесплатно при продлении услуги
    Мы понимаем, каким сложным является для вас, вашего бизнеса или проекта это время. Просто знайте: мы с вами. Целая команда, сотни людей, которые работают в REG.RU, каждый день с вами. Все наши службы поддержки работают в обычном режиме и всегда готовы помочь вам, потому что сейчас мы понимаем, насколько сейчас важно обеспечить бесперебойную работу всех ваших сайтов, служб и сервисов на самом высоком уровне.

    Мы хотим поддержать вас в этих нелёгких условиях, поэтому дарим 1 месяц бесплатного виртуального хостинга на любом тарифе при продлении уже существующей услуги. Для этого активируйте промокод REGRU-FOR-U при продлении хостинга.

    — Если вы продлите услугу на 1 месяц и активируете промокод, продление будет полностью бесплатным.
    — Если вы решите продлить хостинг на больший срок, стоимость одного месяца будет вычтена из общей стоимости.

    Промокод REGRU-FOR-U действует до 27 апреля 2020 года для всех клиентов (в том числе партнёров) компании при продлении виртуального хостинга. Количество активаций от одного пользователя ограниченно. Общее количество активаций также ограниченно, но мы предусмотрели очень высокий лимит, чтобы как можно больше клиентов смогли получить 1 месяц бесплатно. Поэтому можете передать промокод другу, если он тоже пользуется нашими услугами.

    Как активировать промокод

    Также у нас сейчас действуют скидки до 20% на новые услуги для создания сайта, чтобы можно было быстро перевести бизнес из офлайна в онлайн и сократить убытки.

    Главное — берегите своё здоровье, здоровье близких и оставайтесь преданным своему онлайн-проекту и любимому делу.

    Продлить хостинг
  • REG.RU временно изменил логотип
    В поддержку кампании о социальном дистанцировании российский хостинг-провайдер и регистратор доменов REG.RU временно изменил логотип на сайте и других корпоративных площадках.

    В новом логотипе буквы слова REG разнесены друг от друга по разным “домикам”, как символ социального дистанцирования, удалённой работы и пребывания дома на время пандемии коронавируса.

    «Мы осознаём опасность, которую коронавирус несёт здоровью и жизням людей. Чтобы обезопасить каждого сотрудника REG.RU и их семьи, мы поддерживаем необходимые меры в компании и призываем всех придерживаться рекомендаций ВОЗ.

    Это также непростое время для экономики. Многие предприниматели впервые столкнулись с ситуацией, когда необходимо в моменте перестраивать бизнес-модель, адаптировать её к сложившимся реалиям. Мы имеем опыт распределенной командной работы свыше 10 лет, около половины сотрудников официально работают удалённо. Это опыт, который будет полезен другим, и мы уже делимся им.

    Наши службы работают в штатном режиме удалённо. Клиентские офисы закрыты, но техническая поддержка доступна по всем каналам, администраторы, инженеры дата-центров и другие специалисты также продолжают работу, поскольку критически важно обеспечить работоспособность онлайн-ресурсов и сервисов в этот период. Интернет остаётся одним из ключевых источников информации, основой для коммуникации и удалённой работы, а также возможностью пользоваться многими сервисами, не выходя из дома. На время объявленных государственных каникул члены нашей команды будут работать как волонтёры», — комментирует генеральный директор REG.RU Алексей Королюк.
  • Главные обновления системы в марте
    Удобство клиентов и скорость работы сервисов — наши ключевые задачи. Поэтому мы постоянно улучшаем услуги на сайте, делая их быстрее, проще и функциональнее.

    В этом месяце мы:
    Расширили настройки безопасности в Личном кабинете REG.RU. С опцией «SMS-подтверждение при смене DNS-серверов» вы всегда сможете контролировать изменение DNS на вашем аккаунте.
    Чтобы подключить опцию, перейдите на страницу Расширенные настройки безопасности и переведите переключатель в положение ОN напротив пункта «SMS-подтверждение при смене DNS-серверов». Если к вашему аккаунту ещё не привязан мобильный телефон, можно привязать его прямо на странице расширенных настроек.


    Updatesystemjune


    Добавили «Папки» для проектов в Личном кабинете REG.RU. Теперь вы можете распределить услуги на аккаунте по проектам — это упростит навигацию по сервисам и позволит всегда держать нужные услуги «на виду».

    Как использовать функционал «Папки»:
    1. Авторизуйтесь в Личном кабинете REG.RU.
    2. Создайте новую папку: в левом нижнем углу экрана кликните на иконку Папки, а затем Добавить папку.
    3. Добавьте услуги: перетащите услуги из списка в нужную папку слева.


    Updatesystemjune


    Добавили свежие шаблоны в мастер заказа VPS. Теперь при заказе виртуального выделенного сервера на Linux вы можете выбрать актуальное программное обеспечение сервера: для VPS с виртуализацией ОpenVZ доступен дистрибутив CentOS 7, а для VPS с виртуализацией XEN - дистрибутивы CentOS 7 и Debian 10.
    Выбрать подходящий тип виртуализации для вашего проекта помогут статьи: Виртуализация OpenVZ и Виртуализация XEN.


    Updatesystemjune


    Обновили приложения для Облачных серверов. Мы перевели шаблоны на Ubuntu 18.04 и исправили ошибки. Облачный сервер с приложением можно создать за одну минуту и сразу приступить к работе! Для этого выберите один из 7 шаблонов (ISPmanager 5, Vesta, LAMP и другие), подберите тариф, введите данные и кликните Создать сервер. Подробнее в инструкции.


    Updatesystemjune


    Также для восстановления сервера, переноса сервера от другого провайдера или установки недоступных у нас ОС, теперь можно использовать ISO-образы REG.RU! Чтобы подключить ISO-образ к виртуальному серверу, просто обратитесь в службу поддержки и укажите URL с ISO-образом.

    Настроили функцию «обратный звонок» для 100% авторизованных клиентов. Если вы авторизованы, обратный звонок можно заказать с любой страницы сайта REG.RU.
    Чтобы использовать функцию, в правом нижнем углу экрана нажмите на кнопку со знаком вопроса, выберите «Позвонить» и во всплывающей шторке кликните Заказать обратный звонок. Наши специалисты свяжутся с вами!


    Updatesystemjune


    Следите за нашими новостями — в следующем месяце будет ещё больше интересного!

  • REG.Expert: ключевые новости индустрии
    Продолжаем постоянную рубрику и публикуем комментарии экспертов REG.RU на крупных медиаплощадках. В этом выпуске: юбилей первого домена в .COM, советы начинающим в Data Science, и рекомандации по удалённой работе от экспертов компании.

    Gazeta.ru
    От витрины до музея: 35 лет первому домену
    Генеральный директор хостинг-провайдера и регистратора доменов REG.RU Алексей Королюк: «За 35 лет индустрия сделала огромный скачок от нескольких до сотен доменных зон — географических, тематических, брендовых. Сегодня каждый проект и бизнес может найти подходящую на 100% к роду деятельности доменную зону — .ART, .TECH, .SHOP, .ONLINE и многие другие. А бренды создают собственные доменные зоны для своих продуктов — .YANDEX, .BMW, .NETFLIX. Но даже несмотря на такое разнообразие, .COM остается мировым лидером и продолжает расти».

    VC.ru
    На карантин! Инструменты для удалённой работы, которыми пользуются в REG.RU
    Заголовки новостей пополняются компаниями, которые отправляют своих сотрудников на «домашний» режим работы из-за коронавируса. Однако не для всех это в новинку: например в REG.RU 212 из 511 сотрудников работают удалённо (и пандемия тут ни при чём — распределённые команды существуют в компании с 2006 года). Мы решили поделиться своим опытом в серии материалов. Из первого текста вы узнаете, какие инструменты для удалённой работы используются в REG.RU.

    VC.ru
    Стереотипы и реалии удалённой работы. Опыт REG.RU
    REG.RU продолжает серию статей о дистанционной работе: в прошлый раз мы поделились онлайн-инструментами, которыми пользуются наши сотрудники. В этом материале расскажем, почему не стоит верить мифам об удалёнке и каким образом устроены рабочие процессы у распределённых команд в REG.RU.

    Эксперт Урал
    Куда уходят ЦОДы
    Сергей Белов, генеральный директор системы дата-центров хостинг-провайдера и региcтратора доменов REG.RU: «Дефицит привел к росту цен в среднем на 30% — с 50 — 60 тыс. рублей за размещение стандартной стойки 5 кВт до 70 — 90 тысяч».

    Системный администратор
    Как организовать резервное копирование: разбор ошибок, стратегий и рекомендаций
    Павел Кишеня, специалист отдела корпоративных продуктов хостинг-провайдера и регистратора доменов REG.RU: «Когда речь заходит о резервном копировании серверов, обсуждение обычно сводится к вопросам “где хранить копии” и “как часто их делать”. Но у этого процесса есть множество технических нюансов. Рассмотрим виды резервного копирования, программы и носители для организации хранилища, а также обсудим ошибки, допускаемые при проектировании системы бэкапов».

    Вести FM
    Коронавирус – невероятный катализатор
    Генеральный директор хостинг-провайдера и регистратора доменов REG.RU Алексей Королюк в эфире программы Анны Шафран “Стратегия”. Как коронавирус изменит мир и технологии.

    Tproger
    Практика Data Science: где искать датасеты и что с ними делать — отвечают эксперты
    Алексей Найдёнов, заместитель руководителя отдела анализа данных хостинг-провайдера REG.RU: «Из открытых наборов данных можно выделить три группы. Первая — традиционные, которые используются для исследования статистических методов на практике. Такие наборы включены в некоторые фреймворки по машинному обучению, например scikit-learn. Вторая группа — уже ставшие классическими наборы данных для сравнения SOTA-методов и получения предобученных моделей на практике. Сюда можно отнести Open Images Dataset для классификации моделей или Netflix Prize data для рекомендаций».

    Tproger
    Какие алгоритмы и структуры данных нужно освоить начинающему специалисту по Data Science — отвечают эксперты
    Алексей Найдёнов, заместитель руководителя отдела анализа данных хостинг-провайдера REG.RU: «Можно говорить о том, какие алгоритмы более популярны и востребованы в том или ином направлении, но разделять их на то, что пригодится и что нет — опасный путь. Специалист по Data Science, пусть и начинающий, должен закладывать в голову комплексное представление о предмете».
  • Сэкономьте до 45% на SSL-сертификате!
    Подключите SSL-сертификат любого уровня защиты со скидкой до 45% от REG.RU! Акция действует с 25 по 31 марта 2020 года для всех клиентов компании в честь Международного дня бэкапа.

    SSL-сертификат повысит доверие клиентов к вашему сайту. Он является электронным подтверждением того, что обмен данными между браузером и сайтом происходит по зашифрованному HTTPS-соединению, а значит, вся информация защищена от перехвата третьими лицами. Это особенно актуально для интернет-магазинов и сайтов компаний, где пользователи указывают свои личные данные, в том числе номера банковских карт.

    Позаботьтесь о репутации бизнеса и сделайте это максимально выгодно!

    Заказать SSL-сертификат

Прибалтика-пространство

Геополитические уроки Крымской кампании.
Цивилизационные системы и межцивилизационные пространства

На историческом Александро-Невском кладбище в Таллине есть фамильное захоронение ревельского военного и флотского семейства Изыльметьевых. Средь могил бросается в глаза мраморное надгробие контр-адмирала российского флота Ивана Николаевича  Изыльметьева (4.01.1813 – 4.11.1871).
В 1913 голу на Путиловской верфи в Санкт-Петербурге был заложен, по проекту легендарного «Новика», эскадренный миноносец «Капитан 2 ранга Изыльметьев», а сдача корабля в состав Балтийского флота состоялась летом 1916 года. (С 3 марта 1922 года он был переименован и носил название «Ленин»). Именем этого русского моряка названы гора, мыс и залив у Татарского пролива близ южной оконечности дальневосточного острова Сахалин.
Далёкая от европейской Балтики, почти на другом конце планеты шумит тихоокеанским прибоем морская бухта Изыльметьева. История знает это имя потому, что появлению при обороне Петропавловска-на -Камчатке во время Крымской кампании 1853 – 1856 годов под его командованием парусного фрегата «Аврора» русский флот, во многом, обязан победой над англо-французской эскадрой и десантом.
…Апрель 1854 года – предгрозье Крымской войны. Фрегат «Аврора» о сорок четырёх пушках стоял в перуанском Кальяо. Вот-вот ожидалось объявление войны России, и стоявшие тут же два фрегата объединённой англо-французской эскадры преградили путь в открытое море, чтобы в назначенный час захватить «Аврору». Под прикрытием густого тумана, столь обычного в этих акваториях, Изыльметьеву удалось вывести свой корабль на океанские просторы и уйти от погони. В рекордные сроки, броском через три океана, опередив вражеские корабли почти на месяц (!), фрегат удалось привести 19 июня 1854 года к Петропавловску-Камчатскому, где вместе с начальником небольшого гарнизона контр-адмиралом Василием Степановичем Завойко была организована оборона города. 7 батарей с 40 орудиями, пушки с бортов фрегата «Аврора» и транспорта «Двина» были развёрнуты жерлами к морю, откуда ожидалось нападение англо-французской эскадры и десанта. Нет смысла описывать сражения на защите города от превосходивших в четыре раза сил врага, как и схватку с английской эскадрой адмирала Эллиота в бухте Де-Кастри весной 1855 года. Важно то, что Петропавловск-на-Камчатке взят неприятелем не был, и немалые потери понесли именно британцы, умывшись океанской солёной водицей, густо замешанной на крови многих сотен своих моряков и десантников.
Эти события не случайны в контексте темы Крымской кампании. Само её название может ввести в заблуждение читателя. Почему же в описании этого международного вооружённого конфликта столь драматично всплывают масштабные события, произошедшие на «другом конце света» от Чёрного моря, Крыма и Кавказа, которые «эпизодами» назвать язык не поворачивается? Отчего так важным считали англо-французские агрессоры совершить нападение на Россию не только на Чёрном море, не только на кавказско-каспийском пространстве и на территориях, выводящим к ареалам Среднего Востока и далее, к Индии? Чем определялась важность Петропавловска-на-Камчатке, названного так в октябре 1740 года в честь пакеботов «Св.Пётр» и «Св.Павел» российского «кругосветника» Витуса Беринга?
Надобно отметить здесь, что этому крупному событию  на  далеком Тихом океане в период Крымской кампании, предшествовали две английских морских атаки на  Белом и Баренцевом морях, не имевших, к счастью, ни малейших, в геополитическом смысле, последствий. Сначала объектом атак стал Соловецкий монастырь, а потом уездный город Архангельской губернии - Кола. Монастырь британцы бомбили орудиями  со своих кораблей, а полтора месяца спустя городок Колу они сожгли яростными обстрелами. Конечно, это была не победа, а лишь видимость её. Но вот что привлекает внимание: география Крымской кампании оказалась куда обширнее, нежели об этом можно судить по её названию. Корабли сильного Балтийского флота России выдвигались в океаны и другие моря, в акватории, что вокруг страны. Злые стычки в подбрюшье Арктики и в морях Ледовитого океана, второй поход западной союзнической эскадры в мае 1855 год в Балтийское море, которая, обстреляв Свеаборг и постояв против Кронштадта, осенью ушла назад, крупные сражения на Чёрном море и на Дальнем Востоке, у города в Петропавловской бухте Авачинской губы Тихого океана…
Сам по себе напрашивается вывод: по поводу этой страницы истории противоборства Запада с Россией есть полные основания говорить всё же о широкой международной военной акции и попытке интервенции со стороны ведущих западных стран того времени, носивших мировой геополитический, а не сугубо региональный характер. Военный конфликт, известный под «локальным» наименованием Крымской кампании, является одним из многих подобного рода международных войн в противостоянии западных стран-лидеров и России, а точнее, в череде попыток Запада, удачных и неудачных, создать условия для собственной мировой гегемонии. Заметим, даже не лидерства, предполагающего, прежде всего, позиции конструктивного взаимообмена с остальным миром, то есть ситуации определённой  ответственности державы-лидера за этот остальной мир, а, стало быть, необходимости не только «брать», но «давать», делиться. Гегемония же, к которой, как правило, стремилась и стремится западная цивилизационная система подразумевает полное доминирование и безусловное подчинение остального мира согласно принципам известного героя советских мультфильмов - кота Матроскина, который декларировал свою неизменную приверженность «взаимовыгодному сотрудничеству в мою пользу».

Год 1854: статья в британской «Экзаминер»

7 марта 1854 года, в самом преддверии Крымской кампании, в лондонской либеральной еженедельной газете «Экзаминер» («Examiner»,  русс.: «Ревизор») появилась прелюбопытнейшая статья «Как Англии лучше всего вести войну с Россией», перепечатанная в американской «Нью-Йорк таймс».

+++

Перед тем, как привести весьма красноречивые и важные для понимания нашей темы цитаты из этой стародавней публикации, скажем несколько слов о газете. Она была современницей как её редактору начала XVIII века, творцу «Путешествий Гулливера» Джонатану Свифту, так и не менее знаменитому создателю приключений «Робинзона Крузо» и «Всеобщей истории пиратства» Даниелю Дефо. Несостоявшийся пастор-пресвитерианец, владелец чулочного производства и разорившийся хозяин кирпично-черепичного заводика Дефо прославился не только как писатель, публицист, политик, но также в качестве …одного из основателей и первого руководителя британской разведки, Кстати, его исконная фамилия по русски пишется вдвое короче – Фо (Foе).
Наряду с бесспорными достоинствами книги «Робинзон Крузо», с сопереживаниями читателя главному герою в его злоключениях, одиночеству, страху и мужественному противостоянию невзгодам, есть в ней кое-что другое. Отнюдь не однозначно воспринимаемое. Идеолог восходящей британской буржуазии с их мануфактурами и банками Дефо впервые ввёл в литературу образ подлинно британского героя того времени, приключения которого неразрывно связаны с жаждой обогащения. Ни гнусная работорговля, ни плантаторское рабство в нём брезгливости не вызывают, всё продаётся и всё покупается с неизменной наживой, и ради этого он готов унестись хоть на край света. Робинзон любит помечтать, но «экономический человек» в нём берёт вверх над мечтателем и философом. Потерпевший крушение моряк произносит целую инвективу в адрес, казалось бы, «презренного металла», обнаруженного на разбитом корабле, но, покумекав, он всё же прихватывает золотишко с собой. Робинзон – прежде всего собственник. Чудесная экзотика острова настраивает его на лирический, сентиментальный лад именно потому, что здесь он – полновластный хозяин и сам себе голова, хоть и ностальгически мечтает о возвращении на свой «туманный Альбион». «Я спустился в эту очаровательную долину и с тайным удовольствием подумал, что всё это мое, я - хозяин этой земли, мои права на неё бесспорны!», восторженно произносит очарованный колониальной собственностью герой. Пятница, конечно, всецело был благодарен за спасение Крузо и, фактически, стал его рабом. Воцарилась идиллия по-британски. С её нутряной островной и колонизаторской психологической основой.
Мировая морская держава  - Великобритания – так и мыслила себя островом, окружённым и защищённым морями, водными преградами, чего, в общем-то, не достаточно для полной безопасности и безнаказанности. Чтобы устранить этот недостаток, необходима ещё морская флотская мощь. Не только для того, чтобы уберечься от повторных вторжений и подчинений насилию наподобие случившимся во времена завоеваний острова норманнами, англосаксами, римлянами. Завоеватели-англосаксы, впоследствии присвоившие себе самоназвание одного из кельтских этносов – бриттов (ср. Бретань), и сами не церемонились с древнейшими кельтскими народами, населявшими нынешние Британию и Ирландию, и с их культурным наследием. Важно стало самим не допустить иноземного вторжения. Хоть и это не было исключительным мотивом. Бедность природы и желание богатств требовали поиска жирного куска, обладания источниками благосостояния, ресурсами за пределами острова. Да так следовало свои дела обделывать, чтобы и «кусков» было как можно больше, как можно жирнее, и чтобы «ничего за это не было», под защитой морских акваторий и сильного флота. Самого сильного в мире. И чтобы никто не смел даже помыслить о каком-либо приближении меры своих сил к уровню этой мощи, не говоря о преобладании над ней. Словом, британская держава сформировалась как классическая колониально-захватническая и морская империя. Пресловутый британский и американский прагматизм (традиционная концепция «просвещённого эгоизма») представляется всего лишь рефлексией на системно сформировавшееся отношение к миру – все кругом враги, никому не верить, «то, что нам – можно, другим – нельзя», есть только наши интересы, которые освящены самим Господом. Морально-религиозное обоснование всевластия идеологии и психологии «успеха любой ценой» коренится в религиозном протестантском мировосприятии (кальвинизм, англиканство и более поздний американский баптизм, «христианский фундаментализм») и зиждется на уверенности, что успех, благосостояние и сила являют, сами по себе, «неопровержимые» доказательства «любви Бога», «богоизбранничества», а, значит, и права добиваться успеха, невзирая на любые контрдоводы и моральные устои. Отсюда произрастает апологетика  «справедливости» пресловутых «двойных стандартов».
Нет, не случайно книга «Робинзон Крузо» была одной из любимых для шефа ЦРУ Алена Даллеса, деятеля, примечательного в его тайной миссии руководителя американской разведки и в истории США в целом. «Англосаксонские» Соединённые Штаты с Великобританией, с точки зрения колониальной и островной психологии, и более того, родственности, схожести идеологем, как говорится, два сапога пара.

+++

Итак, приведём выдержки из статьи полуторавековой давности в британской «Экзаминер».
«…Если мы блокируем Балтийское и Чёрное моря, экспорт излишков станет невозможным, и, соответственно, русские помещики в смысле получения ренты и доходов, очутятся в том же положении, в каком оказались бы английские эсквайры, если бы им, их фермерам и работникам пришлось потреблять в своё удовольствие производимые ими говядину, хлеб и пиво безо всякой возможности продавать излишки.
Жёсткая блокада русских портов, которая задержит весь годовой урожай на внутреннем рынке, и будет продолжаться и тогда, когда при обычных обстоятельствах русские начали бы готовиться к новой посевной, камня на камне не оставит от социальной системы России. И нам не придётся отправлять в бой ни одного солдата, мы не прольём ни капли своей крови. Мы будем вынуждены год или два платить двойную цену за свечи и обувь, а также увеличить расходы на содержание флота. Далее русские помещики будут сражаться вместо нас. Если мы не позволим их товарам покидать пределы страны, они за свою ренту и доходы разорвут в клочья социальную систему России. И если ныне царствующий глава дома Романовых обратится к помещикам с призывом пожертвовать своими доходами во имя его чести, царя ждёт судьба его предшественников, Александра и Павла».
«…тут мы призываем Вас вспомнить о том, что великан, который обращал в бегство великих воинов, пал не от меча или копья, а от камешка, пущенного рукой нагого юноши, который обнаружил уязвимое место великана и воспользовался единственным оружием, способным нанести смертельную рану. При сложившихся обстоятельствах мы ни в коей мере не хотим умалить действенность военных мер, мы будем рады, если армии Франции и Англии высадятся в Крыму, чтобы начать незамедлительные действия в тылу русских, и мы понимаем, что Севастополь должен быть разрушен. Но есть и другой путь для достижения поставленных целей. Если мы прямо сейчас перестанем слушать напыщенные речи не дающих себе отдыха дипломатов; сообщим Австрии и Пруссии, что не нуждаемся ни в них, ни в их посреднических услугах и попросим лорда Кларендона (Clarendon - (1800-70), граф, министр иностранных дел Великобритании в 1853-58, 1865-66, 1868-70; содействовал подготовке Крымской войны 1853-56. – В.И.) и г-на Друэна де Льюиса (Drouyn de l'Uys - (1805-81), французский  государственный деятель второй империи; в 1852-55 и 1862-66 министр иностранных дел при Наполеоне III. – В.И.) наконец-то положить их затупившиеся перья в чернильницы; если мы твёрдо и энергично будем продолжать предпринимать шаги, направленные на то, чтобы лишить русских помещиков их доходов, то уже через год они будут униженно просить о заключении мира на наших условиях».
«…Александр (император Александр Павлович – В.И.) обязался, что Россия будет придерживаться континентальной экономической системы. Но он не смог сдержать своего обещания, и вторжение в Россию, целью которого было помешать русским покупать, было ими отброшено, ибо в конечном итоге они лишились бы возможности продавать свои товары. Русские помещики оказали сопротивление Наполеону, поскольку понимали, что его триумф лишит их ренты и доходов - для них это был вопрос получения или неполучения прибыли. А когда Наполеон отступал через Германию, сердца немцев преисполнились ликованием не потому, что они вновь смогут покупать товары англичан, а от возможности опять продавать им свои, и, соответственно, получать доход. Наполеону противостояли материальные интересы России и Германии, и он был повержен.
В условиях нынешнего кризиса стоит заставить работать на себя эти материальные интересы, которые Бонапарт обратил во врагов. Это позволит нам одержать скорую, дешёвую и окончательную победу. В первую очередь необходимо решить вопросы, в которых мы наиболее уязвимы - разрешить реквизицию имущества неприятеля и обыска судов противника в открытом море - а затем приступить к блокаде Балтийского и Черного морей таким образом, чтобы как можно быстрее довести русских собственников до бедности, отчаяния, возмущения и покорности».
Нетрудно заметить, что в статье определена главная цель предстоявшей Крымской кампании: довести Россию «до бедности, отчаяния, возмущения и покорности».
Поставлена и задача: поставить под контроль Великобритании (при содействии Франции) торговые пути России, лишить её возможности продавать, сбывать свою продукцию на международных рынках, потому, что Россия – экономически самодостаточна, и её благосостояние и сила куда меньше зависят от возможностей покупать, приобретать товары из-за рубежа.
Была выработана также своего рода технология и метод изоляции России от доступа к торговым путям: «жёсткая блокада русских портов» путём обретения военно-политического контроля над морскими рубежами России, над её приморскими территориями. На практике имелись ввиду захват портов на Чёрном и Балтийском море, на Дальнем Востоке и, отчасти, блокирование их на северном побережье российской империи, то есть на всех акваториях вокруг  «восточного колосса», а также планы наподобие «разрушения Севастополя».
Впрочем, ничего нового в этом не было ни в контексте Крымской кампании, ни на протяжении минувших 400 лет (с «хвостиком»), с тех пор, когда Британская империя обрела корону «владычицы морей» после завершения эпохи испанского морского и океанического господства. Нет ничего нового и поныне. Не случайно же за отделением прибалтийских (приморских !) республик от Советского Союза (России) в начале 1990-х годов стоят прежде всего США и Великобритания, которые в настоящее время  контролируют и фактически определяют внешнеполитическое поведение официальных Таллина, Риги и Вильнюса. Не вызывают удивления действия этих же «морских держав» в Чёрном море, в Закавказье, их особый интерес к каспийским берегам и к тамошним месторождениям. А если вспомнить их повышенную активность на Дальнем Востоке, когда «белый лис» Шеварнадзе, советский «горбачёвский» министр иностранных дел росчерком пера «подарил» американцам обширнейшие права на богатые рыбой акватории, или всемерную поддержку претензий Японии на Курильские острова, собственные виды на Сахалин, на дальневосточный шельф и т.д.

Геополитика: «морские» и «континентальные» державы

Геополитика, как свод теоретических моделей и международной практики, мыслится на Западе как давно сложившиеся проверенные временем системы оценок, алгоритмов, подходов, способов действия и внешнеполитических «технологий». Им придаётся значение всемирно-исторического, планетарного охвата. В основе лежит теория о «великом столкновении континентов», суть которой раскрывается в постулировании динамического противопоставления двух геополитических начал: континентального и морского. Согласно этой модели, в упрощённом варианте, все народы мира можно грубо поделить на приморские («морские») и континентальные, в зависимости от того, ориентированы  ли они к освоению «своего» и мирового пространства сухопутным или морским путём.
Речь идёт не только о разных способах коммуникаций и транспортных сообщений, транзитных путях или, шире, о векторах и масштабах внешней экспансии государств (будь это военно-политическая, финансово-экономическая или культурная ипостась экспансии), но имеются ввиду два различных мировоззрения, подхода к устройству мира, два типа цивилизации (системы и модели), которым свойственны свои, особые пути формирования и реализации внутренней и внешней политики народов и государств, часто вне зависимости от актуального состояния дел и контекста текущих событий. Попытки пространственного объяснения политических и исторических событий, «поведения» государств и народов стали теоретической основой геополитики, как научной дисциплины, и в этом виде проблематикой впервые стали заниматься в середине XIX века такие учёные как немецкий географ Фридрих Ратцель (1844 – 1904), его последователь шведский государствовед Рудольф Челлен (1846 – 1922), определявший зависимость силы государства от совокупного взаимовлияния характеристик территории (пространства), экономики, демографии населения, состояния общества (социум) и власти. В части России, которую Челлен называл «центральной фигурой» мировой политики и «идеальным посредником» между Западом и Восточной Азией, шведский геополитик утверждал, что именно Россия смогла добиться геополитического успеха путём оптимального расширения и своей территориальной монолитности. В «минусы» он отнёс затруднённость в свободе передвижений и в доступе к тёплым морям. Рядом с этими именами следует упомянуть американского адмирала Альфреда Тайера Мэхэна (1840 – 1914), сформулировавшего «преимущества морских держав» в противостоянии к континентальным странам, и англичанина Хэлфорда Маккиндера (1861 – 1947), создателя теории т.н. «хартленда» - «сердцевинной» территории, которая географически почти полностью совпадает с границами дореволюционной российской империи, окружённой внешним и внутренним полукругами других стран. Как раз по Мэхэну, «морской силе» (США и Великобритания) предстоит стратегическое противоборство с главной «континентальной державой» - Россией. Маккиндер, в свою очередь, считал, что, кто управляет Восточной Европой, тот владеет «хартлендом», затем – начинает править «Мировым островом» (Европа, Азия и Африка), а значит, и всем миром.  Геополитической аргументацией активно пользовались также теоретики господства нацистского Третьего рейха, опираясь на разработки немецкого геополитика Карла Хаусхофера (1869 – 1946), доказывавшего необходимость аннулирования унизительного для немцев Версальского договора в целях возвращения Германии гегемонистских позиций для обеспечения «жизненного пространства» и ликвидации британского мирового господства в союзе с Советским Союзом и Японией (1).
Пожалуй, классическим практиком применения и т.с. благодарным «потребителем» таких геополитических конструкций стали именно морские англосаксонские державы, носители т.н. «цивилизаций приморского типа». (Следует оговориться, что, по мнению геополитиков, не все страны, имеющие выходы к морю, могут быть причислены к этой «цивилизации», а лишь те, кто имеет прямой доступ на океанские просторы. Это касается, прежде всего, стран т.н. «внутренних морей» - Балтийского, Чёрного, Каспийского, отчасти, Средиземного и т.д.).  Именно они восприняли, а во вторую половину XX столетия сумели во многом воплотить в жизнь, многовековой «водный принцип» власти над морями с целью окружения континентальной России, её изоляции от морского прибрежья, недопущения коалиций и союзов континентальных стран и сопряжения «континенталистов» на европейском и азиатском просторах, стремились к экономическому удушению России. В целом этот комплекс мер получил известность под словосочетанием «принцип анаконды», за реализацией которого должно последовать овладение контролем над «хартлендом», а фактически, над Россией со всеми её природными богатствами, сырьём и человеческим ресурсом.

+++

Предтечей стандарта поведения «морских» держав в отношении России можно считать эпоху Ливонских войн, которые вёл царь Иоанн Васильевич на прибалтийском векторе.
Процесс становления Московского царства и выход его на европейскую международную арену требовал свободного  доступа к акваториям Балтики. Воевода Заболоцкий ещё в 1566 году просил Ревельскую думу пропустить русских купцов, направлявшихся в Висмар. В контактах с Московией был заинтересован и ганзейский Любек.  Мотивы экономической выгоды тесных отношений с русскими для многих ливонцев были очевидны.
Другая же часть ливонцев, т.н. «шведская партия», русофобские взгляды которой отражены в известных хрониках Балтасара Руссова, пыталась не допустить налаживания прямых контактов с Москвой. И Ганза, и Ливонский орден стремились, порой каждый по-своему, пользоваться московским экономическим пространством, получать необходимые товары, но препятствовать поставкам Москве многих важных товаров, а главное не пропускать туда специалистов-носителей новых технологий. Купеческие умы Любека были постоянно заняты мечтами заполучить в свои руки торговлю во всём Московском государстве, и на этих планах были построены почти все предложения Любека на рейхстагах и съездах германских князей, когда ганзейцы с восторгом живописали выгоды «русской торговли». Конечно, на всё это с особым вожделением взирали, в свою очередь шведы и поляки, которые имели свои планы насчёт контроля над Прибалтикой.
Десять лет мытарствовал брат датского короля Магнус, после того как его в 1560 году изгнали из Ревеля. Можно представить себе его радость, когда ливонцы Таубе и Крузе, служившие дипломатии Ивана IV Васильевича, передали ему предложение царя о …королевской власти под покровительством Московского царства. Магнус заручился поддержкой брата, короля Дании Фридриха II. Уполномоченные привезли из Москвы более, чем выгодные, условия. Ливонская корона предполагалась наследственной, но в случае пресечения династии она переходила бы Дании, а Москва отказывалась бы от притязаний на Ливонию. Так Магнус стал союзником Ивана Грозного.
Любопытно здесь то, что до русского царя никто ранее не выступал с такими инициативами и план Ивана Грозного стал первым международным проектом создания собственной государственности в Прибалтике (Эстонии) в виде Ливонского герцогства. Во всяком случае, когда Магнус прибыл в Москву в 1570 году, он удостоился торжественной встречи, был объявлен королём Ливонии и женихом двоюродной племянницы Грозного – княжны Евфимии. Нравится ли это нынешней политической элите Эстонии, но факты остаются фактами – сама идея первой государственности Эстонии и практика её реализации, пусть на короткий срок, принадлежат именно русским, Московскому царю Ивану IV Васильевичу. Кто воспрепятствовал развитию этого начала государственности на прибалтийской земле? Все остальные, в той иной или иной мере. А главным образом, всё те же шведы, стремившиеся контролировать балтийские морские торговые пути, или, говоря современным слогом, транзитные связи русских с остальной Европой. Об этом не будет лишним напомнить с учётом того, что в нынешние времена в Эстонии принято говорить о «золотом шведском времени» и ставить памятники шведским королям, хотя сие «золотое время» закончилось для предков эстонцев сокращением численности аборигенного населения до 40-80 тысяч, ну, и тем, что, в силу полного разорения прибалтийских территорий, шведы ничем поживиться более не могли и грузили на свои суда …плодородный дёрн, «экспортируя» его на свои скалистые берега, как удобрение.
К чему приходится об этом так подробно говорить? А к тому, что вся логика событий доказывает: Московское царство искало не «территориальных захватов» и «порабощения народов» в Прибалтике, а лишь реализации естественных (!) прав торговать и полноценно участвовать в международном экономическом обмене, обретения возможностей самому предлагать на зарубежные рынки свою продукцию, то есть продавать излишки продукции собственного производства. Без многочисленных посредников, по сути рэкетиров, стремившихся наживаться на региональном балтийском «крышевании». Этому положил конец победой в Северной войне Пётр Великий, уничтожив монопольный контроль Швеции и обеспечив полноправное присутствие России на Балтике. Прибалтийский край отошёл России, что было легитимизировано Ништадтским мирным договором. Прибалтийские народы, эстонцы и латыши, фактически, были спасены от угрозы полного исчезновения, обрели возможность для восстановления популяции и для мирного, стабильного развития на 200 лет, что завершилось к концу XIX века возникновением эстонской и латышской наций. Таким «боком», в действительности, обернулась для прибалтийских народов историческая роль России, оболганной «тюрьмы народов», вместо куда менее привлекательной перспективы, которая вырисовывалась в случае сохранения здесь пресловутых  «золотых времён» а,ля Европа («кладбища народов», по меткому высказыванию В.В.Кожинова).
В этом же ряду осмыслений лежит также проблематика Крымской кампании и Кавказских войн XIX века, ставших частью трёхсотлетней истории противоборства в этом регионе и продолжающейся поныне.
Геополитические сценарии Запада здесь за 150 лет после Крымской войны практически не изменились. Тем более, после почти добровольной сдачи Россией своих позиций на Чёрном море и в Закавказье в лихолетные 1990-е годы. Нет нужды останавливаться на теме многовековых связей кавказских народов с Россией. Об этом много писалось. Скажем лишь, что  чеченские события последних десяти-пятнадцати лет, с точки зрения оценки действий США и Великобритании, являют собой лишь очередную попытку воплотить в жизнь старые модели. Н.А.Нарочницкая справедливо указывает на то, что «в стремлении использовать против России кавказских горцев участники крымской коалиции сразу нашли общий язык. /…/ Вопрос о «независимой Черкессии» пытались ставить на Парижском конгрессе, вырабатывавшем итоги Крымской войны. Примечательно, что именно после падения Севастополя – русской военно-морской твердыни – английские уполномоченные по переговорам немедленно заговорили об отторжении от России Закавказья и Северного Кавказа, что противоречило всем признанным трактатам по региону» («Всерусскiй Соборъ», 4/2007, стр. 139).
Интриги британской дипломатии тогда успехом на конгрессе не увенчались. Через пятнадцать лет (в 1870/71 гг.) усилиями российской дипломатии под началом выдающегося русского дипломата князя А.М.Горчакова Парижский трактат от 1856 года был окончательно нейтрализован. Благодаря воспитанию и образованию (мать – из прибалтийского рода фон Смиттен, родился в Гапсале, ныне эстонском Хаапсалу, и рос в Ревеле до поступления в Царскосельский лицей), Горчаков буквально чувствовал «кончиками пальцев» западных партнёров-противников, просчитывал их истинные намерения и потенциал вечного внутреннего разлада, который всегда и неизбежно, по определению, тлеет даже в самой сплочённой банде разбойников.
Спора нет, лишение России, впрочем, как и Оттоманской империи, права иметь военный флот и военные крепости на Чёрном море, отторжение южной Бессарабии с устьем Дуная, равно как и возможности защищать интересы южных славян, в военно-стратегическом смысле резко понизили уровень безопасности России. Но не в меньшей мере ущерб был нанесён экономическим российским интересам. Парижский трактат  устанавливал свободу плавания судов всех стран по Дунаю, что открывало простор широкому распространению на Балканском полуострове австрийских, английских и французских товаров и наносило существенный ущерб экспорту России. Заметим, именно экспорту (возможность продавать! см. выдержки из газеты «Экзаминер»).
Пятнадцатилетняя гегемония Франции в Европе привела к либеральному переустройству всей Западной Европы, что 35 лет спустя, в смысле последствий от социо-культурных изменений, отозвалось на Балканах выстрелами семнадцатилетнего юноши Гаврилы Принципа, рассыпавшимися канонадой Первой мировой войны. Европейские противоречия без российского балансира, как и следовало ожидать, закончились мировой бойней. Австрийский эрцгерцог досматривал милые сны в предвкушении пробуждения с короной великого правителя на голове и «чтобы всё было шоколаде» (С.Кургинян), но был разбужен беременной супругой, мол, вставайте, Франц Фердинанд, пора в Сараево ехать… Были ли эти события случайным поводом к войне? И в чём просматривается геополитический след?
Русскому философу Константину Леонтьеву принадлежит фраза, что «славянство существует, но славизм – нет». Он чувствовал, что  идеологическая конструкция, копирующая пангерманизм, была ущербной для всех славян. Напротив, истинный фундамент русской культурной матрицы - «византийство». Отчасти, непонимание тогдашней политической элитой России этой тонко подмеченной Леонтьевым особости русской цивилизационной модели облегчило провоцирование России к участию в Первой мировой войне, несмотря на клятвенное обещание императора Николая II, данное его воспитателю князю Мещерскому, что никогда не ввяжет Россию в грядущую битву народов. Прозорливый князь умер, а через пару месяцев началась война. К сожалению, с участием России.
В развитие этой темы в контексте геополитики обратимся к сербскому автору Милораду Вукашиновичу. Вот, что он пишет в сербском журнале политической теории и общественных исследований «Нова српска политичка мисао» («Новая сербская политическая мысль»): «Русский панславизм действовал с позиции русских стремлений на Балканах, в то время как западный «австрославизм» имел функцией привязать сербов к хорватам и словенцам, дабы их отделить от русского влияния. По этой причине было необходимо предотвратить в конце Первой Мировой войны «победу сербов на Балканах», каковая бы, согласно британскому историку Ситону Вотсону (Хью Ситон-Вотсон – В.И.), «была великим несчастьем для европейской культуры и цивилизации».
Всего этого можно было достигнуть (англосаксонских планов – В.И.) созданием «мультикультурного» югославянского содружества, в котором бы сербы и сербский национализм были нейтрализованы и оказались под контролем. С помощью этой югославянской идеологии, Сербия переплавилась в Югославию, которая должна была стать геополитическим заслоном от германских и русских притязаний в балканском регионе. По содержанию такой тип югославянства был гораздо ближе австрославизму, ибо он обозначал отмежевание от других не славянских, но православных народов, а с другой стороны, одновременно, был противопоставлен германскому фактору. Все это подходило Франции и англосаксам. Хотя югославянство было продуктом также и домашней идейной струи на сербской и хорватской политической интеллектуальной сцене, оно послужило конкретным геополитическим интересам других стран.
/…/ Англосаксонская геостратегия 90-х годов прошлого века совершает заметный поворот отбрасыванием идеи югославянства. Речь идет о маневре, который чаще всего смущает так называемых исследователей поверхностных фактов, которые пренебрегают более глубокими историческими и геополитическими процессами. Югославия имела свою функцию, а также (как кажется) и срок своего существования. После окончания восьмого заседания Союза коммунистов Сербии и после «злогласного меморандума» стало ясно, что в Сербии идея «наивного югославянства» эволюционировала в идею «рационального югославянства». Перестала существовать или постепенно потерялась «сербская влюбленность» в Югославию, ради которой Белград был готов жертвовать национальными интересами. Кроме того, с распадом СССР прекратилась необходимость, чтобы Югославия была преградой по отношению к «восточной империи».
Именно эти обстоятельства оказывали свое влияние на планировщиков англосаксонской геостратегии, полностью сознававших, что исчезновение границ между новой интерпретацией югославянства и защитой сербских национальных интересов несет потенциал геополитического «континентализма».
/…/ С точки зрения Запада, возглавляемого англосаксами, сербы учинили непростительный грех, ибо они были препятствием их «продвижению на Восток», а также, очевидно, сопротивлялись атлантизму-глобализму как идее, о чем недавно писал бывший заместитель государственного секретаря США Строуб Талбот.
/…/ Нужно напомнить, что основной целью атлантических «агентов влияния» является не столько борьба против сербского национализма, сколько борьба против его интерпретации в «континентальном геополитическом ключе». Существует целый спектр политических движений и партий, которые с 90-х годов были под прямым или косвенным влиянием «морского принципа». Если исключить левые неправительственные группировки, которые открыто финансировались западными правительствами и их специальными службами, весьма интересно, что значительное число «сербских атлантистов» действует под маской «национальных правых». Правда, члены этих организаций были часто искренними патриотами, которые до сих пор не понимают, что ими манипулировали. Вся эта сервильность рационализировалась в форме «сербской наивной позиции», с помощью выражений вроде: «Если бы мы американцам дали базы, мы бы сегодня имели всё, что хотим» или же сегодня: «Если бы мы больше сотрудничали, мы бы получили, может быть, пол-Косова»… (Выделено мной– В.И.).
Не правда ли, интересные оценки приводит М.Вукашинович, которые очень даже созвучны мыслям русских историософов прошлого и современных русских аналитиков патриотического направления…
Заметим, что не славянство, как таковое, в своей этнокультурной ипостаси, является основой цивилизационного единства разных народов, а нечто другое, а именно, в приложении к православным славянам, леонтьевское «византийство», то есть великое православное (религиозно-духовное и интеллектуально-культурное) наследие.  А насколько оказываются связаны страницы, казалось бы, давно минувшей истории (влияние итогов Крымской кампании на возникновение «балканского узла» в начале XX века, «разрубленного» мечами мировой войны). Или сколь причудливым образом геополитические установки Запада (противоборство англосаксонского «морского» мира с континентальными силами в Европе и в Евразии, т.е., фактически, борьба против интересов России) проявляются в самых различных, на первый взгляд не связанных прямо друг с другом исторических событий огромного значения.
Итак, экономические и социо-культурные последствия Крымской войны были для России и Европы куда более значимы и масштабны в разрезе последовавшего исторического развития, нежели военно-стратегические итоги кампании.
Остаётся лишь добавить к сказанному, что в этих противостояниях «морские» державы почти всегда боролись за мировую гегемонию, за преимущества в добыче и за гарантии обеспечения для себя выгод, наживы и торжества. Во имя этих целей огромные регионы, далёкие от «морских» стран-лидеров, объявляются ими «зонами национальных интересов».
Совершенно иная картина предстаёт в виде стереотипов исторического поведения «континентальных» держав и стран - они активно действуют, как правило, в регионах, прилегающих к их собственным пространствам, то есть они, по совершенно естественным причинам, защищают свои жизненные, экзистенционально важные интересы.
Разница, как видим, принципиальная.

+++

Именно для «цивилизаций приморского типа» характерен, по мнению сторонников этой концепции, примат экономического фактора над  политическим, из которого как бы закономерно вытекает «либеральная рыночная модель» и к ней прилаженная «парламентарная демократия», в которой деньги доминируют над обществом. В современной истории самым ярким примером здесь может служить история колониальных захватов Великобритании на основе создания глобальной морской империи, толкуемая как функция расширения цивилизационной модели. (Аналоги в античные времена -  «таласократия» Афин и древний Рим). Эту миссию сегодня выполняет США на основе универсальной концепции «атлантизма», которой американская элита следует вот уже 60 лет, и скорый конец которой предрекают многие аналитики, в том числе и в США. Об этом примерно год тому назад заговорила на одном из закрытых форумов даже нынешний госсекретарь Кондолиза Райс. Но осмысление этого грядущего отказа Соединенных Штатов от концепции «атлантизма» внятно артикулировал выдающийся русский историософ конца XX- начала XXI века А.С.Панарин (2) в свой книге «Реванш истории: Российская стратегическая инициатива в XXI веке» (М., 2005): «В США неоконсервативная волна совпала с перемещением социокультурного и цивилизационного центров с Атлантического побережья к Тихоокеанскому, от Техаса к Калифорнии. Неоконсерваторам удалось использовать героическо-индивидуалистический миф «Дикого Запада» в борьбе с атлантическим комплексом леволиберального попустительства и связанных с ним патерналистскими тенденциями «большого государства»/…/ Неоконсервативная волна в Америке вряд ли была бы возможна вне современного диалога цивилизаций, в частности вне вызова со стороны Азии» (3).
Напротив, основой «континентального геополитического принципа» является «примат политического над экономическим фактором», которой присущи относительно устойчивая государственная и общественная иерархия, экономика с выраженным государственно-социальным профилем, так же как и духовность, которая обладает высоким потенциалом религиозности, в противоположность западному рационализму с его крайним секуляризмом. Такая модель цивилизации появилась в православной Руси и в культурах Ближнего и Дальнего Востока. Американский политолог и бывший заместитель госсекретарь США Самюэль Хантингтон на этот счёт высказался таким образом, что граница либерального и индивидуалистического Запада в Европе проходит там, где начинается авторитарное и коллективное православие. Оставим на его совести такую, достаточно сомнительную характеристику «деления». Ведь мы можем видеть и примеры западноевропейского континентализма (немецкий и французский), русского и, наконец, азиатских типов континентализма. Между ними всеми есть тоже цивилизационные различия. Тем временем, казалось бы, спонтанно произошедшие исторические события скрывают постоянные столкновения двух цивилизационных моделей – западноевропейской (католическо-протестантско-секулярная) и восточноевропейская (православно-российская или Русский мiр), два способа мышления, как на мировом, так и на внутреннем политическом уровне отдельных государств.
Теоретические модели становятся понятными, если их рассматривать в геополитическом ключе. Поэтому геополитика, если и нужна, то хотя бы в смысле методологии сравнений и аналогий. Разве не напоминает противоборство СССР и США, советская и американская политика в Афганистане XX столетия события, произошедшие в этой стране в XIX веке (британское присутствие в Средней Азии)?  Не является ли ныне происходящее в странах Среднего Востока всего лишь новым раундом в столкновении российского континентального «блока» с англосаксонским? Не напоминает ли политика президента Рейгана по бескомпромиссному противостоянию «империи зла - СССР» и по окружению Советского Союза кольцом военных баз прошлые попытки геополитического окружения России, захват её «кольцом анаконды» от Западной Европы через Ближний Восток и Азию до Японии? Не происходило ли подобное же в Крымскую кампанию середины XIX века? Не напрашивается ли аналогия между стратегией Великобритании по отношению к России или по отношению к иной силе из пространств «хартленда», угрожавшим её гегемонии, и тем, что происходит в наши дни? Не имеем мы ли мы дело с теми же давно известными явлениями, что сейчас видоизменились в силу бытующих в современном мире процессов глобализма, инфотехнологических революций, то есть с новыми формами геополитических столкновений двух цивилизационных моделей с вовлечением новых цивилизационных центров силы в лице Китая и Индии? К вызовам нового времени относятся и такие явления, как тотальная конвергенция невоенных и военных методов воздействия на мир, когда трудно говорить о разнице между внутренней и внешней политикой, о чёткой границе между войной и миром (например, в Косово). Скорее всего, ответы на эти вопросы будут утвердительные. Концепции «атлантизма» и континентализма, как выражение прежних идеологем (согласно дискурса - «морские» и «континентальные» державы) стали не столько географическими и геополитическими, сколько идеологическими и культурологическими понятиями. А стало быть, категориями, которыми следует оперировать на более высоком уровне обобщений – на уровне взаимоотношений целых межцивилизационных систем (моделей). В этом смысле и вопреки утверждениям мондиалиста С.Хантингтона, «стратегическая победа (Запада над Россией – В.И.) в холодной войне»  ещё не является цивилизационной.


Столкновения на межцивилизационых зонах

Уроки Крымской кампании можно отнести к целой череде исторических уроков подобного рода, коих история взаимоотношений России и Запада знает не мало. Согласно нормам геополитики обратимся вновь к географическому фактору. Где именно произошёл конфликт? Кто был его участником? Не столько в смысле конкретных государств (Англия, Франция, Турция и Сардиния (ныне – Италия) против России) сколько в смысле цивилизационных парадигм, носителями которых являются эти страны. Такой подход предвосхищает куда более масштабные выводы. Здесь особое значение приобретает тема о межцивилизационных пространствах.

+++

Проблематику в целом можно рассматривать в трёх традиционных цивлизационных аспектах – геополитическом (с одной из главных составляющих геополитики – геостратегией держав), геоэкономическом и геокультурном. Геополитика доминировала в цивилизационной картине всего мира в XIX веке и в первой половине XX столетия. Именно геополитические конструкции и устремления служили основой внешней политики и её доктринальным объяснением для ведущих держав. Со второй половины XX века военно-политическое присутствие и контроль территорий («материковых» и колониальных) начали уступать место геоэкономическим устремлениям и обоснованиям. Геополитические интересы становятся вторичными и т.с. подсобными. В парадигме геоэкономического присутствия и контроля (финансовые потоки) пребывает сейчас мир, но уже ощущается дыхание грядущих перемен. На смену геоэкономике движется куда более сложная парадигма, которая будет, видимо, определять цивилизационный портрет мира в XXI столетии. Речь идёт о геокультурной парадигме со всем её инструментарием, в первую очередь, в виде информационных технологий и т.н. «сетевых структур и войн» (включая «цветные революции»), а также с устремлениями к экспансии и доминированию в информационно-культурной сфере со стороны ведущих держав мира, а точнее, со стороны цивилизационных систем-моделей.
Этих  моделей на сегодняшний день в мире немного – западноевропейская (с нынешней доминантой англосаксонского влияния, в первую очередь, США), восточноевропейская (Русский мiр), арабо-исламская, азиатско-тихоокеанская (с доминантой китайского влияния), нарождающаяся латиноамериканская, а также, с большой натяжкой и неопределённостью в перспективе, африканская. Однако не будем уходить далеко от наших весей и обратимся к той части мира, где мы сейчас пребываем. Отметим лишь, что естественно возникает вопрос о месте и роли достаточно обширных пространств, которые сложно отнести к классическим цивилизационным моделям. Речь идёт о территориях, государствах, народах, находящихся между этими системами-моделями.
Когда историки и политологи чертят линии на географических картах, обозначая разделительные рубежи, границы между системами-моделями, то всё это, с историософской точки зрения, представляется школярским занятием. Когда-то линию между Востоком и Западом проводили по Одеру и Нейсе. Сейчас чертят по реке Нарове и Чудскому озеру на юг к Чёрному морю (балтийско-черноморский вектор). Тем временем, боле широкий историософский взгляд обнаруживает совсем иную картину. Дело в том, что цивилизационные системы не соприкасаются границами т.с. «встык». Они сосуществуют в виде наложения краёв друг на друга, образуя целые межцивилизационные зоны или пространства. Имея в виду места сретения западноевропейской и восточноевропейской моделей (Русский мiр), мы можем говорить о широкой полосе пространств (зон), включающую целую вереницу государств и территорий от Балтики до северного и западного побережья Чёрного моря – Финляндия, прибалтийские страны, Польша, Словакия и Чехия (отчасти, вместе с крайним западно-украинским узлом), Венгрия, Румыния и Молдавия. В порядке пояснения следует отметить, что, ограничиваясь периметром российских границ, к зонам межцивилизационных пространств можно отнести Закавказье, прикаспийские территории, Среднюю Азию и алтайско-дальневосточный вектор, которые являют собой место стретения Русского мiра, соответственно, с арабо-исламским и с азиатско-тихоокеанской цивилизационными пространствами.
Увы, упрощённый подход присущ пониманию мировых процессов взаимодействия известным американским политологом Самюэлем Хантингтоном, если говорить о его ныне широко цитируемой книге «Столкновение цивилизаций» (1997). Бывший заместитель госсекретаря США (напомним его прошлую должность ещё раз) не избежал очевидного влияния весьма утилитарного фактора международно-политической целесообразности, сопряжённого с конкретным политическим заказом для достижения желаемого американской элитой передела мира. Главным результатом этого передела должно стать, по замыслу заказчиков, установление инвариантного мирового господства, гегемонии США. Этим объясняются как опыты Хантингтона из области «черчения» на географических картах (рубежи, границы между Западом и Востоком, например, в Прибалтике – по реке Нарове) вместо признания существования межцивилизационных зон, так и его выводы о неизбежности столкновений между цивилизационными системами и пространствами. Тем временем, такие конфликты отнюдь не неизбежны и не обязательны. Конечно, угроза конфликтов возникает именно в межцивилизационных пространствах, в местах цивилизационных сретений. Но опасности, неразрешимые мирными средствами,  могут появиться тогда, когда складывается ситуация очевидной диспропорции между цивилизационными моделями (если хотите, между «центрами силы» в широком понимании). Как только одна из моделей резко усиливается в мощи, а другая слабеет, нарастает угроза конфликтов в межцивилизационных пространствах. Так произошло в результате развала СССР. Иллюстрирующими примерами такого итога стали «антироссийский» выбор прибалтийских и восточноевропейских народов и стран, конфликтные ситуации в Закавказье и на Северном Кавказе, в республиках Средней Азии, цивилизационное давление тихоокеанско-азиатского пространства на регион российского Дальнего Востока, кризисы на Украине, разделённой на исконно русские цивилизационные, восточные районы и западно-украинские ареалы, являющиеся частью межцивилизационного пространства с причудливым переплетением православных, католических и маргинальных (униатство) влияний. На юге Украины Запад стремится воспользоваться кризисным состоянием украинского общества и, фактически, поставить под свой контроль черноморское приморье вместе с Крымом, как это было в Крымскую кампанию середины XIX или позднее в период Гражданской войны или во время Великой Отечественной войны.
Истинный мотив размышлений и сценариев Хантингтона наиболее внятно определил А.С.Панарин («Реванш истории»): «Элиты Запада вместо творческого ответа предпочли попросту инверсии: экспансионизм Запада как носителя цивилизаторской миссии вестернизации они готовы заменить изоляционизмом в духе традиции «разумного эгоизма». /…/ …концепция «золотого миллиарда» планеты – передового меньшинства, успевшего прорваться в изобильное постиндустриальное общество до того, как капкан глобального экологического кризиса захлопнется, означает не только иссякание энергии творческого дерзания. Оно означает, что страх перед чужим большинством планеты возобладал над универсалистским пафосом эпохи Просвещения. /…/ Концепция С.Хантингтона о грядущем столкновении цивилизаций отражает это мироощущение декадентской, сумеречной эпохи, где фатальной оказывается не только внутренняя социальная поляризация людей, но и поляризация народов перед лицом Истории, одни из которых избраны на роль счастливого меньшинства, другие обречены быть пасныками и изгоями мировой технической цивилизации». Другими словами, принципиальная разница западного и российского подходов к будущему мироустройству заключается в том, что Запад, в очередной раз, отказывается от идей единой общечеловеческой судьбы, выбирает для себя целью то, что грозит ему «статусом ненавидимого меньшинства планеты» (А.С.Панарин). А основывается этот выбор на очередной попытке ревизии принципов великого «осевого времени» - «времени зарождения мировых религий, каждая из которых защищала универсалистские принципы в противовес этническому изоляционизму». Что же ожидает, по этим схемам, Россию и в целом «остальное большинство» в мире? А ожидает, говоря словами А.Тойнби («Цивилизация перед лицом истории», СПб., 1995, стр.123), «…полное погружение и растворение в том огромном, космополитическом, всеобщем пролетариате, который явился самым значительным побочным продуктом вестернизации мира». А.С.Панарин («Реванш истории») раскрывает это явление так: «Пророчества С.Хантингтона по поводу грядущего столкновения цивилизаций, столь популярные сегодня, также следует прочесть в этом двояком ключе: экзо- и эзотерическом. Экзотерически речь идёт о банальности «вековых истин», к которым якобы возвращается современное человечество, сбросившее дурман идеологий: всегда враждовали германство и славянство, христиане и мусульмане, всегда таинственно закрывались от внешнего взора китайцы… Но эзотерически, для посвящённых, текст Хантинтона выглядит совсем иначе: он говорит не о банальном и вечном, а о новом и беспрецедентном, об окончательном одиночестве счастливых передовиков прогресса, которым предстоит поедать свои яства под ревнивыми взглядами навсегда отлучённых и потому готовых взорваться отчаянием. Речь идёт, таким образом, не столько о конфликте цивилизаций, сколько о конфликте «золотого миллиарда» с остальным человечеством». На сегодняшний день «конец истории» Фукуямы, выразившего западные чаяния сохранить и увековечить несправедливое состояние мира в пользу благоденствия Запада за счёт прочего мира, выражает мечту «завершить историю» и поставить «точку» в летописи исторического развития человечества, дабы никогда не закончились выгоды для Запада, и эта «мечта» облекается ныне в более изощрённые словеса. В отличие от откровенного Фукуямы, мондиалист Хантингтон просто «раздваивает» свои выводы согласно правилам «двойных стандартов».
Возвращаясь к теме о межцивилизационных зонах или шире - пространствах, следует подчеркнуть, что отнюдь не следует умалять их значения, как таковых, а также и достоинств (этнокультурного порядка) населяющих этих зоны народов. В культурно-цивилизационном плане они тоже играют свою уникальную, особую роль и совершенно необходимы. Другой вопрос, насколько элиты этих обществ, наций способны выработать и избрать наиболее оптимальную модель поведения в историческом плане (в конкретном периоде исторического развития). Красноречив здесь наиболее успешный пример такого выбора – послевоенная Финляндия. Политическая история Германии знает имя такого деятеля как Франц-Йозеф Штраус (1915 – 1988, лидер баварской партии правого толка «Христианско-социальный союз»), который в середине 1960-х годов запустил в обиход термин «финляндизация», придавая этому определению однозначно негативный, с точки зрения Запада, смысл «подчинения СССР». А спустя двадцать лет Штраус признал, что пресловутая «финляндизация» принесла финнам куда больше пользы, чем вреда, и стала единственно верной моделью поведения с точки зрения национальных интересов Финляндии. Словом, немецкий политик сознательно стремился в середине 1960-х годов дискредитировать в целом предельно выгодную для финнов внешнеполитическую доктрину и таким образом воздействовать на общественное мнение, как финнов, так и  международного сообщества. В действительности Штраус понимал верность выбора Финляндии с целью обеспечения её собственных интересов. Финны не поддались разного рода давлениям и сохранили свою самостоятельность в генеральных предпочтениях, что говорит об обретении финским обществом (нацией) полноценной государствообразующей функции. Мудрый президент Мауно Койвисто в одной короткой беседе конца 1980 годов так ответил мне на вопрос о геополитической сути национальных интересов: друзья – как можно ближе, а враги – как можно дальше.
В теоретическом плане С.Хантингтон не «изобрёл колеса» и в основе его рассуждений лежат основополагающие выводы выдающегося английского историософа и знатока истории Византии Арнольда Джозефа Тойнби (1889–1975), что делает позиции Хантингтона безусловно заслуживающими внимания, но только для фиксации нынешних намерений современного Запада. В сущности же, именно Тойнби обнаружил закономерности в сравнительном исследовании культур, обнаруживающих поразительное сходство в жизненном цикле – возникновении, развитии и упадке, а также историческую ограниченность, т.с. «невечность» цивилизационных моделей, выполняющих свою роль на протяжении и в рамках лишь определённых исторических эпох. Именно Тойнби говорил о системообразующем факторе в цивилизационных моделях -  об исторически сложившихся этнокультурных архетипах. Причём, Тойнби отводит религиозной составляющей роль ядра цивилизционных систем. Он выделял 21 цивилизацию, для которых характерны уникальные универсальные религии, мировые государства и философии. Позже он выделял уже 36 цивилизаций и пять «живых» цивилизаций третьего поколения: западно-христианскую, православно-христианскую, исламскую, индуистскую, дальневосточную.
Отметим здесь, что до него в середине XIX века об этом же писал выдающийся русский историософ и писатель, автор книги «Россия и Европа», один из основоположников отечественной геополитики Николай Яковлевич Данилевский (1822 – 1885), сформулировавший понятие «культурно-исторических типов». Конечно, позиции Данилевского небезупречны, особенно в части «непередаваемости» этнокультурных и культурно-исторических особенностей цивилизационных моделей (у Данилевского - народов и племён). Однако понятие культурно-исторического типа стало одной из основ развития геокультуры в научном осмыслении для многих поколений исследователей.
Предвосхищения грядущей роли геокультуры и её будущей доминанты над геополитикой и геоэкономикой ощутимо присутствуют в художественных произведениях Ф.М.Достоевского (напр. Легенда о Великом инквизиторе в «Братьях Карамазовых) и в «Дневнике писателя» (тема России и Европы, исламской Турции и Европы и т.д.). Такого рода предчувствия послужили направляющими вехами, предтечей для осмысления актуальных проблем сегодняшнего дня. Современные историософы и политологи начинают всё чаще говорить о том, что, прежде всего, геокультурное превосходство в региональных и мировых масштабах будет определять статус региональных и мировых держав-лидеров, а точнее лидерство цивилизационных систем, в будущем. Тот, кто овладеет умами, будет управлять пушками, финансами и потреблением сырьевых ресурсов, манипулируя, в том числе, столь вожделенными на сегодня заслонками на газо- и нефтепроводах.

Межцивилизационные пространства и Русский мiр

Разговор об открытиях мыслителей прошлого не случаен. В них обнаруживается ещё одна очень важная закономерность, которая позволяет определять сущностные свойства не только Русского мiра, кстати, не совпадающего с нынешними государственными границами России, но и всех цивилизационных моделей. То есть эта закономерность обладает системным смыслом. Более того, она позволяет выявить органичные свойства уникальных межцивилизационных пространств. Что является системообразующим ядром цивилизационных моделей? Этнические (родоплеменные) особенности? Язык? Исторические этнокультурные характеристики? Или религия (в широком смысле – система традиционных нравственных ценностей и универсалистское восприятие мира)? Всё больше исследователей приходит к подтверждению того генерального вывода, что именно последнее было и остаётся этим главным цивилизационным ядром, во всяком случае, в обозримом историческом прошлом и настоящем.
Этническое происхождение – вторично (французский писатель Анри Труайа – русский Лев Тарасов, эстонский писатель и литературовед Алексис Раннит – русский Долгошев, происхождение рода Достоевских - от мурзы Аслана-Челеби, предок Пушкина – эфиоп Ганнибал и т.д.). Язык (филология) – тоже вторичен. Национальная литература – смысловая составляющая собственно языка, сфера формирования национальной психологии и ментальности, самооценки нации в контексте мировой культуры и истории в той мере, в какой она несёт с собой систему традиционных нравственных координат и смыслов. Если эта система координат сопоставима с мировыми ценностями, то такая литература обретает значение всемирного носителя (напр., русская литературная классика). Именно поэтому язык (литература) так важен для сохранения свойств цивилизационной модели. А вот религия сама по себе являет выражение традиционных цивилизационных ценностей. Русский мiр зиждется на издавна известной триединой формуле, которая сегодня звучит как: православие – народность - державность. Если идти от обратного и задаться вопросом, а может ли существовать Русский мiр хотя бы без одной из этих трёх основ, то мы приходим к неизбежному выводу, что вряд ли он будет иметь перспективу выживания и развития. В противном случае, он будет либо не русским, либо не «мiром». К примеру, русская литература (язык-носитель), как выражение ценностных смыслов, невозможна без традиционной христианской системы ценностей, наиболее полно воплотившихся в православии и в истории развития православной мысли (языческое прошлое – отрочество,  предшествовавшее православию). Невозможна литература также и без корневой системы – народности (суть гения А.С.Пушкина и исток его творчества: «…был эхо русского народа»). Государственность (державность) для Русского мiра – необходимое условие сохранения культурообразующего русского народа и его конструктивного, плодотворного взаимодействия с другими российскими народами. Без сильной российской государственности многим российским народам грозит исчезновение. В этом также состоит особенность Русского мiра. Неконфликтность, терпимость  органична для православной парадигмы и в этом кроется её сила, потенциальная способность обеспечивать выживаемость носителей этой системы (цивилизационной модели) в ожидаемых в будущем колоссальных изменениях. Не случайно, именно православие так естественно укоренилось в Русском мiре и стало основой для совершенно уникального мирного общежития на всём многообразном этнокультурном пространстве России в самые различные времена. Такого опыта не имеет никто. Вспомним здесь слова Достоевского: отнимите у русского его веру, и он перестанет существовать.
С учётом сказанного выше, обратимся к свойствам межцивилизационных пространств (зон). Каковы их характеристики? Скажем сразу, что эти пространства и конкретные страны населяют различные этносы, говорящие на совершенно разных языках (например, в Эстонии - эстонский и русский). Важным остаётся географическое расположение, как объективная заданность, определившая полиэтничность состава населения этих стран. А также, важен фактор влияния цивилизационных моделей, в котором доминантой представляется религия (система традиционных ценностей). Наверное, именно поэтому  межцивилизационному пространству от Балтики до Чёрного моря (между Западом и Россией) столь характерна православно-протестанско-католическая многоконфессиональность, имеющая в своей основе единые христианские истоки. Отсюда – конфессиональная полифоничность тех же прибалтийских и иных народов, населяющих межцивилизационные . Однако, это же обстоятельство содержит в себе причину ряда противоречий. История динамична. В ходе исторического развития межцивилизационных пространств много раз менялось соотношение сил между двумя цивилизационными моделями, что предопределяло усиление или ослабление влияния со стороны той или другой в межцивилизационных зонах. В чём это выражалось? В языческие Эстонию и Латвию христианство пришло впервые с православными миссионерами (X - XI века). Вскоре, эти страны испытали опыт жёсткого насаждения католичества, несколько веков спустя – эпоха Реформации и продолжительное противоборство протестантов и католиков за овладение умами и душами местного населения. С приходом петровской России наблюдался новый интенсивный рост православного элемента. Видимо, столь часто менявшиеся религиозно-конфессиональные влияния привели к определённой цивилизационной «растерянности» прибалтийских народов ( о них здесь говорится как о моделях) и к их повышенной адаптируемости, готовности к  конфессиональным изменениям. Не случайно на сегодняшний день Эстония является в равной степени как лютеранской, так и православной страной (по данным МВД Эстонии – прим. равная численность паствы). В результате этих процессов постоянной замены религиозных идеологий, а также в силу самой специфики католическо-протестанской религиозной парадигмы (поздний эллинизм – римское право – «вера закона» - абсолютизация прав человека) и православной парадигмы (модифицированная византийско-греческая традиция – «вера от благодати»  т.е. «нравственного закона» – главенство этических норм) отпечаток наследия Запада и Востока на этнокультурном портрете прибалтийских и других восточноевропейских народов причудлив и сложен. Здесь отчётливо видимы влияние (наследие) западноевропейской материальной культуры и явная доминанта влияния русско-православной духовной культуры. Если эстонское слово «клейт» (платье) производно от немецкого «кляйт», то слово «раамат» происходит от русского «грамота». Комментарии, как говорится излишни.
Но в современном мире себя проявила очень опасная тенденция, порождённая западноевропейской цивилизационной моделью, из недр которой в своё время появились на свет и католическая инквизиция, сжигавшая инакомыслящих на кострах, и марксистский коммунизм с его высшей гуманистической идеей социальной справедливости, и звероподобный немецкий нацизм. Под влиянием цивилизационной «растерянности» в предпочтениях (конфессиональная полифоничность и последовавшие в XX веке пятьдесят лет атеистической идеологии), а главное, под влиянием глобализационных процессов последнего времени прибалтийские народы (речь идёт об эстонцах и латышах) стали преимущественно секулярными, и в этом кроется огромная угроза для выживаемости народов (только ок. 9% эстонцев считают себя верующими).
Вряд ли кто будет оспаривать утверждение, что западноевропейские наднациональные институты (НАТО, ЕС и пр.) т.с. владеют прибалтийскими странами, превратившимися в классические лимитрофы (корректный политологический термин, а не в обиду сказанный эпитет!). Не стало в этих странах сколько-нибудь самодостаточного сельскохозяйственного производства, промышленной основы, собственной банковской системы. Чтобы спрогнозировать реакцию этих стран на события в мире достаточно знать позиции Вашингтона и Лондона. И вряд ли кто станет оспаривать, что наряду с католическо-протестантской Европой существует, довлея над всем, секулярная Европа, родившая эти самые наднациональные институты. До сих пор, секуляризм зиждился на двух почти незыблемых столпах, внушавших миру непобедимость. Эти столпы – стабильность и большой достаток. Вместе эти два понятия образуют смысл комфорта, сути общества потребления. Но куда же исчезает стабильность? После варварской бомбёжки растерзанной Югославии и уничтожения двух тысяч мирных белградцев от англо-американских бомб с «обеднённым ураном» (!), или постоянно вспыхивающих ночных вакханалий в Париже и в Германии, или баскских взрывов в Испании… К тому же нарождается новое явление – исламская Европа, столь пугающая секуляристов. А куда исчезает достаток, коль явственно забрезжил энергетический кризис, предвещающий в короткий срок превратить сытую жизнь в тёмный, холодный и голодный мираж для всей западной Европы?
Столпы секулярной конструкции комфорта рушатся… В общественном настрое начинают доминировать апокалипсические настроения. Часто на уровне общественного подсознания, как это въяве мы видим в национальных обществах прибалтийских стран. Кстати, в этом смысле безнравственное, по выражению Патриарха Алексия II, решение правительства Эстонии о демонтаже т.н. «Бронзового солдата» в апреле 2007 года, т.с. символа одного из «сыновей эстонского народа», являет собой одно из выражений апокалипсического состояния общественного подсознания эстонского общества. Об осознании такого состояния общей ментальности эстонского общества со стороны интеллектуальной и политической элиты нации говорить, увы, пока не приходится. Деструктивное решение в отношении «Бронзового солдата» - своего рода символический акт имитации «коллективного самоубийства». Ведь необходимо понимать, что именно религиозно ориентированным, т.е. сохраняющим доминанту системы традиционных нравственных ценностей нациям и обществам присуще не апокалипсическое, а эсхатологическое восприятие бытия и будущего.
Правильный ли выбор сделали секуляризированные прибалтийские элиты в пользу секулярной Европы в 1990-х годах? Это вопрос обретает всё большую актуальность для народов Прибалтики. На волне распада СССР западноевропейская цивилизационная модель побудила к строительству наднациональных европейских конструкций во имя «хлеба и зрелищ». В последние же годы Россия оправляется, сосредотачивается и крепнет. Возведение здания, архитектуры «Соединённых Штатов Европы» явно застопорилось. Восстанавливается баланс сил и влияний между Западом и Россией. Тихо, постепенно, с перспективой восстановится вполне хотя бы на евразийском маленьком полуострове под названием «Европа».  Есть очевидные признаки стремления элит ведущих западноевропейских стран т.с. плюнуть на дальнейшее строительство «общеевропейского дома» и начать выстраивать двухсторонние отношения с Россией, основой Русского мiра. Не случайно же появились «энергетические» проекты России-Германии, России-Франции, России-Норвегии, России-Голландии, России – Средиземноморья (Болгария, Италия, Греция, Сербия). Речь идёт об отношениях с той Россией, где произошёл колоссальный подъём религиозных настроений за последние двадцать лет (хоть процесс этот не простой, не линейный, с изрядными фрустрациями, временными регрессиями и сопротивлениями). Напомним, что один из архитекторов новых «Соединённых Штатов Европы» и ныне премьер-министр Италии Романо Проди вдруг заговорил год назад о необходимости создать внутри Евросоюза некий орган или объединение из ведущих европейских стран, наподобие «политбюро» или «общего рынка» внутри «общеевропейского дома», то бишь Евросоюза, куда доступа новым членам «дома» нет.
Говоря о «прибалтийской модели» в контексте нашей темы, отметим, что не скоро случится возвращение прибалтийских народов под сень естественного, органичного для них русского этнокультурного пространства. История уже продемонстрировала не раз, что  выживаемость прибалтийским народам в межцивилизационной зоне была обеспечена пребыванием под охранительной  дланью именно этого пространства. Здесь эстонцы и латыши, да и не только они, выжили, приобщились к общей христианской цивилизации, возросли, возмужали, создали нации, свою элиту, культуру в современном её понимании и даже, в результате, обрели свою государственность. Такова благотворная особость Русского мiра и его цивилизационного влияния.  Всего этого им западноевропейская модель не предлагала и не предлагает.  Возможно, благодаря геокультурному возвращению и сотрудничеству континентальных России и срединной европейской Германии в прибалтийском межцивилизационном пространстве вернёт её народы на органичный для них путь. Ведь «англосаксонский» мир, властвующий сейчас в Прибалтике, имеет здесь преимущественно только геополитические интересы – ограничение России. Для России же, как и для Германии жизненно важны интересы не только геополитического и геоэкономического порядка, но также геокультурного свойства. Именно поэтому три составных элемента будущего этой части международного геокультурного пространства – Русский мiр, Германия и прибалтийские страны – по определению необходимы друг для друга. Вне такой парадигмы для прибалтийских народов может возникнуть проблема экзистенционального уровня. Но коли мы говорим о Прибалтике как о модели, то сказанное вполне применимо и к другим межцивилизационным зонам.
В октябре 2007 года во Пскове состоялась российско-германская встрече под названием Мастерская мира, которая проходит с 2004 года в рамках Международного форума «Петербургский диалог». Немцам и русским, двум континентальным народам и странам, действительно есть что обсуждать. Ведь их национальные и шире - цивилизационные - интересы весьма близки, хоть и не полностью совпадают. В отличие от трудно совместимых интересов континентальных и т.н. «морских» (читай – англо-саксонских) держав. В связи с этим, несколько озадачило мнение, высказанное руководителем программ «Россия-Евразия» Германского Фонда внешней политики Александра Рара, «что в последнее время диалог о цивилизационных ценностях с русскими становится сложнее» и «у русских всё настойчивее просматривается желание не входить в европейскую семью народов, что было бы предпочтительно для Европы, а строить свою цивилизацию, что порождает множество вопросов» (цитаты даны по статье Дм.Кондрашова «Русские Прибалтики – только тема для разговора?» - «Балтийский мир», №3/2007).
Может быть, с точки зрения некоторых германских экспертов, было бы предпочтительно «вхождение России в европейскую семью народов», но, думается, что России и Русскому мiру предпочтительнее всё же отстаивать свою, уже существующую многие века цивилизацию, каковой она была и является поныне, ибо условия «вхождения в европейскую семью» (точнее - в западноевропейскую) на сегодняшний день скорее похожи на сдачу в плен на милость победителя без каких-либо предварительных условий. Как это и мнилось Западу на протяжении многих столетий… Говоря гипотетически, распад Русского мiра грозит существованию не только русского народа и других российских народов, но и нациям, населяющим межцивилизационные пространства. Как это ни парадоксально звучит, но в сохранении Русского мiра, как этнокультурного ареала и цивилизационной модели должны бы быть заинтересованы не только русские. Равно как и в военно-политическом нейтралитете и в тесном международном экономическом сотрудничестве на векторе Россия-Запад в пределах межцивилизационных пространств. Этот вопрос – экзистенциональный, во всяком случае, повторим ещё раз, для эстонского, латышского, литовского народов, равно как и прочих, населяющих межцивилизационные пространства по периметру внешних границ России. Восстановление баланса сил Запада и Востока на этих пространствах необходимо всему миру.

Примечания (ссылки):
(1)Эти разработки Хаусхофера относятся к периоду до прихода к власти нацистов в Германии.
Одним из значительных событий, предопределивших расширение геополитических представлений до глобального уровня, стало открытие Америки, как континента, в конце XV века. Уже в 1493 году Папа Александр VI Борджиа своей буллой «Inter coetera» т.с. «распределил» впервые открытые континентальные земли между Испанией и Португалии точно вдоль 46-го меридиана вокруг земного шара. Так впервые появился своего рода «кабинетный» раздел мира. Впрочем, принципы западной геополитической традиции были заложены ещё в античные времена в контексте противопоставления греко-римской цивилизации «варварам», то есть народам иных культур и языков. Мыслители того времени пришли к выводу, что «судьбу человечества» определяют столкновения цивилизаций Моря и цивилизаций Земли.
Гиппократ, Геродот, Полибий, Парменид пытались анализировать влияние географической среды, ландшафта и климата на обычаи, нравы, характеристики этносов, образ правление и общественные процессы в городах-полисах, а Аристотель стремился осмыслить значение пространства (территорий) и её свойств для стабильного функционирования идеального государства (см. Р.Т.Мухаев. «Геополитика», Москва, 2007).

(2)Панарин Александр  Сергеевич (2612.1940, Горловка Донецкой области Украинской ССР  – 25.09.2003, Москва)  - выдающийся русский философ и историософ, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой политологии философского факультета МГУ, директор Центра социально-философских исследований Института философии РАН, действительный член 5 академий, в т.ч. Нью-Йоркской Академии Наук.  Им написано более 250 научных работ, в том числе 18 крупных монографий и книг. Наиболее известные из них, принесшие Панарину известность и популярность – это «Политология», «Глобальное политическое прогнозирование», «Православная цивилизация в глобальном мире», «Агенты глобализма» (позднее эта работа целиком вошла в книгу «Искушение глобализмом», за которую учёный удостоился Солженицынской премии), «Север – Юг: сценарии обозримого будущего», и, наконец, «Стратегическая нестабильность в XXI веке».
А.С.Панарин смог создать наиболее целостный взгляд на проблемы взаимоотношений в мире в эпоху глобализма и является наиболее продуктивным современным исследователем, развившим систему цивилизационной оценки человечества. Из учёных прежних лет (XX век) с Панариным сопоставим Пётр Савицкий (1895 – 1968) и евразиец-геополитик Николай Трубецкой (1890 – 1938), Лев Гумилёв (1912 – 1992) и Антони Тойнби (1889 – 1975).


(3)Дополним сказанное констатацией, что главные противоречия, влияющие на современное состояние дел в Евразии, наблюдаются вовсе не на векторе взаимоотношений России и Евросоюза или России и США, а в сфере отношений между США и Евросоюзом, в котором роль «внутренней» американской агентуры влияния прилежно исполняют восточноевропейские неофиты, в первую очередь, Польша и прибалтийские страны. Превращение Косово в огромный американский «непотопляемый авианосец» призвано изменить всю структуру американского присутствия в Европе, т.к. именно с территории признанного Вашингтоном «независимым» албанского Косово позволяет американцам контролировать, в военно-стратегическом смысле, Балканы, обеспечивать стратегический контроль над Средиземноморьем с выходом на нефтеносные Северную Африку и Ближний Восток, над каналом выхода из «внутренних морей» – Чёрного и Средиземного – на океанические просторы Атлантики (Гибралтар), но также использовать территорию Косово, как основу, на которую должна будет опереться вся восточноевропейская дуга или, если хотите, «санитарная зона» от Балтики до Чёрного моря. «Санитария», конечно, подразумевается в отношении России. В этом контексте, естественно, возникает вопрос о будущей судьбе традиционного, привычного нам западноевропейского ареала, находящегося под зонтиком НАТО. «Скрипач не нужен», вспоминается, в части перспектив континентальных западноевропейских союзников США, утверждение одного из героев фильма «Кин-дза-дза», после того как он катапультировал из своего летательного «пепелаца» молодого студента, который показался ему не нужным. Континентальная Западная Европа становится не нужной в прежнем качестве для Вашингтона, который намерен отныне сосредоточиться на тихоокеанско-азиатских пространствах с учётом колоссальных ресурсов этого региона.